+7 (3452) 52-08-48
  • Салтыкова-Щедрина, 53, 1 и 2 этаж
    +7 961 212-40-88, +7 909 192-35-75
  • Ю.Р.-Г. Эрвье, 14
    +7 (3452) 67-21-61
педагог по рисованию
Полина Сайфуллина


Полина Сайфуллина

— Расскажи о своём первом воспоминании, связанном с рисунком.

Мое первое воспоминание, связанное с художеством, повлияло на всю мою дальнейшую жизнь настолько, что именно из-за него я нахожусь на этом месте. Этим воспоминанием была моя персональная выставка в детском саду. Она добавила мне в пятилетнем возрасте столько тщеславия, что я до сих пор не могу от него отделаться! Помню, воспитатели собрали все мои рисунки, всех бабочек и цветочки, и развешали их на стенах, показывали родителям. Моя мама была рада и горда, и решила, что раз дочь добилась в детсаду таких высочайших успехов, то ей надо идти в художественную школу. Кстати, и там моему самомнению позволили расти дальше, ведь меня направили сразу во второй класс.

Особенно ценных знаний мне эта школа не дала, потому что занимались с нами поверхностно. Вот моей коллеге Кате Кроневальд повезло — ее учила женщина, которая потом перестала преподавать в этой школе, потому что была очень хорошим педагогом и переросла обычную художку.

Эту школу я закончила с дипломом, но мотивации развиваться в искусстве у меня в то время не было. Я была подростком и мне нравилось всё подряд — и рисовать, и заниматься игрой на фортепиано, и играть в футбол, и посещать скалолазание. В общем, тогда художество не было на первом плане в моей жизни. Не то, что сейчас. В настоящее время я больше всего хочу заниматься иллюстрацией, я иду к этому и преподавательская деятельность очень стимулирует.

— Что приводит людей учиться рисовать?

— Родители приводят детей рисовать и развиваться через искусство. А взрослых… Я заметила, что 50% взрослых приводят сюда несбывшиеся детские мечты о возможности рисовать, рисовать, рисовать… Еще 25% учеников — это люди, которым абонемент подарили дети или знакомые, или кому просто хочется чем-то занять свободное время. Остальные 25% это люди, которые когда-то рисовали и бросили, а потом вдруг выросли и решили продолжить. Некоторые ученики работают бухгалтерами или проектировщиками, но им хочется вернуть в свою жизнь то, что когда-то приносило им радость.

Конечно, есть и другие причины, по которым люди идут рисовать, но я для себя выделила именно эти как основные. Очень много учеников, которым в детстве не давали ходить в художественную школу. Вообще все рисующие взрослые очень радуются своим трудам.

— Расскажи про ошибки начинающих учеников.

— Взрослые часто хотят броситься с головой в отрисовки каких-нибудь супер-лотосов или сразу нарисовать огромную живопись. Копии известных картин не считаются, их проще нарисовать. Бывает, наслаждаться процессом мешают амбиции. Хочется, чтобы люди соблюдали поэтапность. Хочется, чтобы человек любил свои рисунки и не расстраивался, если на деле бывает не так, как задумано и не так, как он видел в инстаграме после обработки фотошопом.

Приятно, когда люди действительно учатся. Мне кажется, надо любить свои ошибки, бережно их накапливать и умело переживать, чтобы потом видеть одну из них и говорить себе: «Ооо, моя ошибочка, а вот теперь я вижу, что ты здесь, я тебя в следующий раз не допущу!».

Разные способности бывают у людей, которые приходят учиться. Некоторые рисуют так красиво, что хочется только спросить, где они были раньше. Такие люди, если не забрасывают искусство, могут быстро подняться на уровень организации своей полноценной персональной выставки, и далеко не в детском саду.

- А есть ли у тебя художественные ориентиры, которые привели тебя туда, где ты сейчас есть?

— Мои художественные ориентиры — это мой двоюродный дядя и Ван Гог. С детства меня восхищал дядя, он всегда здорово рисовал, и он учился на архитектора.. Он был примером для меня, человеком, которому просто дано. Я с самого детства помню его рисунок маски льва, который выглядел как живой.

По примеру дяди я сначала хотела стать архитектором, но я слабо знала математику, и поэтому начала готовиться к поступлению в наш тюменский Институт Дизайна. Именно в то время, в 10 классе, мне в руки попала книга «Жажда жизни». Это биографический роман Ирвинга Стоуна о жизни художника Винсента ван Гога. Книга очень увлекла меня, видимо, затронула восприимчивые струны подростковой души. Меня восхитила его жизнь, его путь, метания 35-летнего человека, который еще ничего не значил для мира.

Тогда я поняла, что даже если у тебя не получается и особых способностей к рисованию у тебя никогда не будет, то это не важно. Главное — получать удовлетворение от того, чем ты занимаешься, от того, что делаешь то, к чему душа лежит. Всё равно можно найти свою нишу, даже если ты не можешь стать академистом.

Есть много людей, которым просто нравится это делать. Есть рисующие бабушки, открывшие для себя радость творчества только на пенсии. Есть молодые мамы, которые сидят дома и вдруг находят время заниматься тем, на что никогда его не хватало.

— Есть ли у тебя художественная мечта? Может, сравняться с Ван Гогом или просто посетить Лувр?

— Да, у меня есть мечта. Я хочу посетить настоящий большой музей искусств. Я никогда не была ни в Москве, ни в Петербурге, ни в других странах. Я была только в Индии, где не было художественных галерей с Ван Гогом и вообще ничего не было. Люди там рисовали головой, локтем и прочими не предназначенными для этого частями тела.

Ну и еще одна мечта — я хочу когда-нибудь иллюстрировать книжку. Это то, к чему я иду. Искусство — это моя связь с людьми.

 

Интервью провела Мечкова.